Доктор философии и медицины, писатель, автор уникальной системы самовосстановления человека Мирзакарим Норбеков (51 год) считает себя семейным деспотом.

«Вы никогда не видели деспота-мужа и деспота-отца? Так вот он я! В чем выражается мой деспотизм? В своем доме я поставил жене условия: абсолютно все. что твоя душа желает, сделаю, устрою. Куда хочешь иди, что нравится надевать и цеплять на себя — бери. Не желаешь готовить, убирать, воспитывать детей? Найму домработницу.

Но взамен не прошу — требую! — одного: когда я говорю «да», это должно быть именно так и не иначе; когда говорю «нет», никакого редактирования или смягчения требований — в доме я хозяин!», — рассказал Норбеков в интервью журналу «Женский журнал. Здоровье».

Мирзакарим Норбеков отметил, что жена никогда не говорила, что с этим не согласна.

«25 лет вместе, и за все это время я только пять раз голос повышал. Правда, по отношению к сыновьям не моту назвать себя ни добрым, ни злым деспотом. Любовь к книгам я смог им привить (не всем, конечно), любовь к познанию самого себя тоже удалось кое в ком пробудить. У нас в семье принято, чтобы все обращались ко мне только на «вы».

Между прочим, я единственный ребенок из семерых, которому отец и мама говорили «вы» с детства, но это долгая история… Я тоже к одному своему сыну (самому младшему) обращаюсь на «вы». За полтора года до его рождения наставник поздравил меня: «Рождается твой и мой преемник. Наследник!». И, действительно, сын появился на свет через полтора года, точно в день рождения моего наставника 19 марта. Каждый ребенок уникален — дети не заменяют друг друга. По вот младший по-своему особенный. Он взрослый, очень взрослый», — признался Норбеков.

Он также рассказал, что не любит работать, даже ненавидит. «Моя супруга, например, не говорит мне прямо: «Хватит работать!». Если женщина попробует мною манипулировать, в какой бы форме это ни было (даже через любовь), я сразу начинаю артачиться. Но у меня очень мудрая жена.

Она «случайно» забывает разбудить — как сегодня например. К сожалению, сам не встаю — пять-шесть часов сна для меня маловато, надо восемь (в эмоционально тяжелые дни и того больше, часов девять). А вот когда я был в Хиве, Бухаре и жены рядом не было, в пять утра заканчивал работать, а в восемь вставал и опять начинал. Так можно уйти в творческий запой».

Мирзакарим Норбеков называет себя «эталонной совой». Для него время сна наступает, когда за окном появляются первые проблески солнца. «Ночь — счастливые часы, когда люди тебя «не имеют» в собственных интересах и ты посвящен самому себе», — сказал он.

«Я все время учусь — случается, даже во время чаепития сдаю экзамен и получаю задание. Как-то мой наставник с улыбкой сказал: «Узнай, что убивает мужчину, кроме этих троих». Поясню: есть три убийцы человека: «гам» (в переводе с узбекского означает печаль, страдания, заботы), «нам» (переводится как «влажность» — состояние волнения, страха, стыда, когда покрываешься испариной) и «дам» (то есть покой, лень: например, есть мечта, а та боишься, не хочешь к ней идти, погружаясь в бездействие).

Я задумался: кто же четвертый убийца? Наставник подсказал: убери первую букву во всех трех словах. Я сделал это. и получилось «ам» — узбекское простонародное название женских гениталий. Мужчина легко теряет голову, увлекшись романами, а вот найти ее (голову) потом проблематично», — признался Норбеков.

Но если люди в состоянии сжечь себя, значит, могут и заново возродить

«Я взял за правило ежедневно, в течение полугода, составлять список своих слабостей, улавливать их в себе и устранять, чтобы воспитать в организме состояние рефлекторной устойчивости. Вот, собственно, этим и занимаюсь».

Каждый ли может вылечиться по вашим методикам?

Истоки подавляющего большинства заболеваний — в характере человека. Был такой случай: из мексиканского ожогового центра мы взяли данные пациентов, и из тех, у кого вместо кожи на теле были просто канаты из шрамов, выбрали людей с самой высокой концентрацией внимания. Мы ввели их в состояние глубокого транса, добрались до зоны памяти об ожоге и заменили ее внушением, что это был просто… плохой сон.

И что же? Кожа и волосяной покров на теле начали восстанавливаться, шрамы исчезли! Фотографии этих нескольких сот человек у меня до сих пор хранятся. Человек может сжечь себя — убить за короткое время путем простого самовнушения.

Мысль: «А что. если я заболею?» — и есть программа ухудшения здоровья. Но если люди в состоянии сжечь себя, значит, могут и заново возродить. И не надо на уши докторам вешать лапшу, говоря, что у нас «ассобые» болезни. Если человек не желает во благо себе палец о палец ударить, цена ему — дырка от бублика.

Вы — восточный человек. Непросто было приспособиться к жизни в Европе?

Европа от Востока чем отличается? В ней абсолютно отсутствует культура знаний о себе. Европейцы (только без обиды — я уже достаточно в Европе живу, и мне есть от чего плясать!) не в состоянии самостоятельно упорядочить душу и сознание. В их головах свалка информации, которую они пытаются прикрыть внешним лоском. Европа — это шикарные дороги, три вида вилок, «добрый день», «хорошая погода»… Но все это притворное, не от души — душа, как вонючий подвал, закрыта.

А вот на Востоке испокон веков (может, оттого что жара постоянно и приходиться подолгу лежать в тени, размышляя) формировалась исключительная надобность заниматься своим внутренним миром. В Европе внутренний хаос компенсируется разными академиями наук, а на Востоке люди могут в лачуге грязной жить, потому что все в жизни временно. Им не нужен лоск! Мы из разных вольеров: Я нє вижу и нє в состоянии увидеть счастье европейца, а вы не в состоянии понять мое счастье,

В интерьере вашего московского дома сохранен национальный колорит?

Да, естественно. Я не могу жить в городской культуре смерти, самоуничтожения. Город за моими воротами закапчивается — там свой мир. Дома я хожу в национальном халате, но тюбетейку не ношу — с детства не люблю головные уборы. Может, потому волосы и стерлись от ветра.

В моем доме есть территория женщин, куда мужчины не вторгаются, и территория мужчин, куда женщины ни ногой. Встречаемся в дипломатически нейтральной гостиной. У меня три невестки, они хорошо готовят. Но я все же предпочитаю то, что варит жена. Очень вкусно!

Но вот что такое приготовление пищи? Из одних и тех же струн можно получить или душевную музыку, гимн для духа или напильник для разума. Настоящие блюда — это поэма для гурманов, они только по вдохновению делаются.

Вы слышали, чтобы хиты создавались каждый день? «Бессаме мучо» одна. Согласны? Почему женщины готовят не так вкусно, как мужчины? Да потому что мужчина редко, но с душой это делает: наблюдает за запахом, за вкусом… Если его заставить каждый день стоять у плиты, то у него будет получаться такая же отвратительная еда как у женщин. Разве не так?

А какие продукты — гимн для вашего духа? Что вы любите?

Лучше спросите, какую еду я терпеть не могу. Ненавижу сладкое, не выношу кофе, по приходится его пить: это допинг, вышибающий усталость из головы. Есть еда, напоминающая голодные студенческие годы: йогурт, кефир, сырки… Помнится, в кармане копейки, ты идешь в столовую, делаешь бутерброды с творогом, чуть-чуть сахара, сметаны (обычный творог стоил тогда 5 или 10 копеек!), плюс 2 кусочка черного хлеба и какой-нибудь борщик или солянка. С тех пор я ненавижу борщ, солянку, все творожное… Да. еще сыр и колбасу! Бывало, берешь по полбатона докторской колбасы и сыра, буханку хлеба, и вот тебе завтрак, обед, ужин. Те времена вспоминаю с ностальгией и ненавистью… Ненавижу чай с лимоном. А вот малину обожаю! Но за ней нужно в магазин идти, а я там за последние 10 лет раз пять, наверное, был…

Вы давно ходили босиком по траве?

Это моя мечта! Недавно хотел — не получилось. Судьба-а-а… На предгорье, где я родился, такие грозы! Когда меня оттуда увезли, мне было полтора года… Человек резонирует с тем местом, где он родился. Это та частота, которая очищает, и если мне плохо, я уезжаю туда.

Я люблю ошарашивать хиромантов — у меня нет на ладонях линии судьбы

Россия для меня (я 18 лет здесь нахожусь) так домом и не стала. Даже для детей она чужая — они просят: «Папа, уедем!» Я должен вернуться, потому что узбеки никогда не умирают на чужой земле. Попробуйте найти в России или в Украине хоть одну могилу узбека — не получится: их просто нег. У нас самая почитаемая зона души — это могила предков. Да, сейчас узбеки стали здесь остарбайтерами, но они все возвращаются к своим предкам. Вот и мое время приближается.

Вы так часто упоминаете вашего наставника. Кто он?

По сути, каждый встреченный человек (и вы тоже!) — наставник. Много лет назад мой наставник попросил меня принести толстую тетрадь. Он на 10 лет наперед ее исписал — что будет у меня, в каком году и какой выбор я должен сделать. Через 18 лет после того, как он ушел в мир иной, его младший сын отдал мне тетрадь.

Там было написано: «…в марте, когда ты приедешь в Москву (а я вообще не собирался туда — до поездки еще лет 10 было), ты будешь выступать на заводе, который производит автомобили. Наблюдай: в первом ряду с правой стороны будет один лысый мужчина. С женщиной, которая с ним придет, ты будешь вместе «7 лет и 12 дней». Я сидел и плакал как ребенок. За этот выбор я тогда возненавидел наставника, но он был абсолютно прав: судьба.

Можно ли изменить судьбу?

Вы в хиромантию верите? Линия судьбы знаете, как выглядит? Найдите у меня ее! Не получается? Я люблю ошарашивать хиромантов — у меня нет на ладонях линии судьбы… А теперь серьезно: в первую очередь мастер должен (я впервые об этом говорю!) стереть ее. В старинных книгах пишется: когда ты обучаешься смотреть вперед, Бог убирает с твоей ладони предначертанную судьбу. Судьба — это ошейник раба, который не хочет думать, что-то делать сам. а ждет, пока кто-то заставит его работать и за это даст пищу и кров. Судьба в руки мастера дастся. Все в твоих руках!

Из скупых официальных данных известно, что Мирзакарим Норбеков родился 17 ноября 1957 года в горном ауле неподалеку от Самарканда в небогатой семье. Окончил художественное училище и работал по специальности с 16 лет, а потом ушел в армию.

Там Норбекову пришлось испытать на себе все прелести дедовщины, и всего через полгода службы его комиссовали по состоянию здоровья. Мирзакарим лечился долго — постоянно требовались препараты для очищения крови и специальные восстановительные упражнения.

Норбеков не хотел сдаваться: он уехал в Андижан, занялся каратэ и так увлекся борьбой за свое здоровье, что вскоре и другим стал помогать возвращаться к жизни.

Система Мирзакарима Норбскова основана на десяти путях выхода из нездоровья: суставной, мышечной, волевой гимнастике; развитии воображения; укреплении иммунитета: гинекологическом и урологическом бесконтактном аутомассаже; оздоровлении кожи (физическом омоложении); тренировке эмоций; восстановлении зрения и слуха. Этому учат в Институте самовосстановления человека, который Норбеков основал в Москве.

Многие люди, овладевшие его системой, отмечают заметное улучшение зрения, слуха и общего самочувствия. Сейчас курсы ведут в основном ученики — практики самого Норбекова его многочисленные поклонники считают откровением свыше.

Одна из первых книг Норбекова «Опыт дурака, или Путь к прозрению» сразу же стала бестселлером. Следующие книги «Где зимует кузькина мать, или Как достать халявный миллион решений», «Тетя Нюра из Простодырово» читатели расхватывали с прилавков, как горячие пирожки.

// LIVEstory.com.ua



 



2009-2016 © LIVEstory - истории из жизни. Все права защищены. Новости шоу-бизнеса, истории из жизни звезд кино, культуры,
спорта, политики и бизнеса. Фото знаменитостей