У Марии потемнело в глазах, когда доктор озвучил диагноз сына. Этого не может быть! Первое время на нервной почве у женщины отказывали руки. А потом она, сама медик, поняла: нужно бороться. Отчаянно, сцепив зубы, до победы. Потому что на кону — жизнь ее любимого мальчика… Они выиграли у болезни! Историю Марины Мацюк и ее сына Игоря публиковал журнал «Единственная» .

Я с двумя сыновьями живу в небольшом селе Малый Рожин Косовского района. Когда младшему, Игорю, было двенадцать, он начал жаловаться на боли в ноге. Мы решили, что он неудачно упал с велосипеда — с кем не бывает! Но все-таки обратились к врачам. Страшный диагноз прозвучал как приговор; саркома кости.

Помню, как в первое время на нервной почве у меня начали отказывать руки. Мне было страшно: неужели мой мальчик, такой умненький, такой жизнелюбивый, обречен?! Однако времени на то, чтобы предаваться отчаянию, не было: как медик я прекрасно понимала, что в борьбе с этой страшной болезнью важно выиграть время, не дать раковый клеткам распространиться по организму.

В тот же день, когда мы узнали диагноз, поехали в Черновцы, там подтвердили самое худшее. Игоря прооперировали в Киевском онкологическом центре. Сейчас вспоминаю с ужасом: страх за здоровье ребенка заглушал гнев на бездушных врачей, безразличие медсестер и обиду на бывшего мужа: он только единожды, в самом начале болезни, передал деньги на лечение и …исчез! Я думаю, что он попросту испугался. Бог ему судья…

Зато в онкоцентре я познакомилась и по-настоящему подружилась с женщинами, детей которых постигла та же беда, что и моего Игоря, беда под названием «рак». Даже не знаю, что бы со мною было, если бы они не поддерживали меня дельным советом и добрым словом.

Игорь все понимал, но переживал весь ужас своего положения молча — не жалуясь и не плача. А на его глазах умирали друзья — дети, с которым он подружился в онкоцентре. Помню, как маленький Андрюша, сосед по палате, после того, как Игоря прооперировали, заглядывал ему в глаза: «Игорь, тебе больно?» А вскоре Андрюша умер…

Я покрепче стискивала зубы и делала своему ребенку уколы, меняла капельницы. У меня была только одна цель: вылечить его.

Первая операция по эндопротезированию прошла неудачно. Пришлось делать еще одну. Увы, и она не принесла облегчения: протез сместился, нога укоротилась на 16 сантиметров. В конце концов встал вопрос о том, что ногу придется ампутировать.
Как сказать своему пятнадцатилетнему сыну, что придется отнять одну ногу?

Я несколько раз пыталась заговорить на эту тему с Игорем, но всякий раз к горлу подкатывал ком, на глазах выступали слезы… Помогла моя подруга Эля. Мы познакомились в онкоцентре. Эля привезла туда лечить своего родственника. Она приехала из Днепропетровска специально для того, чтобы помочь мне подготовить сына к тому, ему предстоит лишиться ноги. Я только могу себе представить, как Игорю было страшно услышат ь такое. Но мой мальчик выдержал этот удар судьбы!

Последнюю операцию нам сделали полгода назад в ортопедическом институте в Киеве. Нам очень повезло с врачом, да и отношение к сыну было душевное — это очень важно!
За эти четыре года болезни Игоря я поняла, что хороших людей гораздо больше, чем плохих! Деньги на лечение собирали родственники, знакомые и односельчане, кто сколько мог: кто пять гривен, кто сто долларов. Помогли даже депутаты Косовского райсовета и глава нашего сельсовета! Целый год учителя отмеряли три километра пешком от школы до нашего дома, чтобы мой мальчик смог окончить девятый класс. Совсем незнакомые люди благодаря содействию благотворительного фонда «Краб» подарили Игорю ноутбук.

И, знаете, я верю — все у нас будет хорошо! Игорь поступит в колледж — он мечтает стать программистом. Мы сможем поставить ему классный протез и он будет бегать, а может, даже и танцевать! У него впереди целая жизнь!

// LiveStory.com.ua



 



2009-2016 © LIVEstory - истории из жизни. Все права защищены. Новости шоу-бизнеса, истории из жизни звезд кино, культуры,
спорта, политики и бизнеса. Фото знаменитостей