Юлия Снигирь: с Брюсом мне было очень легко!

Юлия Снигирь, актриса, красавица, а теперь и звезда с мировым именем недавно посетила Москву, где она дала интервью журналистке ELLE Ольге Исламкиной. Последний год актриса провела в Лос-Анжелесе, где снялась в большой картине «Крепкий Орешек 5», а также приняла участие в съемках двух независимых картин. О жизни, плохом и хорошем кино, доме и личной жизни она рассказала в своем интервью.

Ольга: Юлия, добрый день. Как Вам Москва?

Юлия: Все та же (смеется). Приятно устроить себе небольшой отдых после года напряженной работы.

Ольга: Расскажи поподробнее о своих съемках в кино.

Юлия: Буквально на днях мы завершили съемки нового фильма Freezer («Морозилка»). Это фестивальное кино, не предназначенное для больших экранов, все действие разворачивается в большой морозильной камере ресторана. Сниматься было тяжело, ведь на площадке была соответствующая температура -10 градусов. Актеры пытались убедить режиссера сделать потеплее, но ему нужен был идущий изо рта пар, так что пришлось терпеть. Самое смешное, мне то не надо было делать вид, что мне холодно. Я эпизодически появляюсь на экране — вхожу-выхожу из холодильника, поэтому пришлось играть, что мне комфортно, хотя было довольно зябко.

Юлия: Как справлялись с холодом, пили горячительные напитки?

Ольга: Нет, что Вы, режиссер бы не позволил. Пили горячий чай, кофе, я недавно наткнулась на отличный кулинарный сайт с фотографиями и угощала съемочную группу вкусными булочками. Я люблю готовить, а здесь мое умение очень пригодилось, всем понравилось (улыбается).

Юлия: Как Вам понравились съемки в большом кино? Как работалось с Брюсом Уилисом?

Ольга: Съемки проходили великолепно! Да, это тяжелая работа, режиссеры постоянно все контролируют. Каждое движение рук, каждый поворот головы. Все, что попадает в кадр, должно выглядеть идеально. Иногда делали несколько дублей одной и той же сцены, только потому, что режиссеру не нравилась поза или мимика в кадре. С Брюсом сниматься было приятно, он настоящий профессионал, мы довольно быстро нашли общий язык и больших проблем не было. Однако он довольно закрыт для общения вне съемок, видно звездный статус его настолько утомляет, что он хочет побыть самим собой и общаться с чужими не любит.

Юлия: Я слышала американские журналисты постоянно интересовались у Вас про шахматы?

Ольга: Да! Они будто с ума сошли, узнав, что я в детстве профессионально занималась шахматами. Я дала, наверно, около 150 интервью, и почтив каждом из них был вопрос про шахматы. Будто я не в фильме снималась, а с Карповым играла (смеется). Зато я очень хорошо подтянула свой английский — много вопросов, надо думать очень быстро. Я заметила, что после приезда в Москву строю фразу на английской языке в голове, затем перевожу ее на русский и так выдаю собеседнику.

Юлия: Ты стала космополитичным человеком? Где место, которое ты можешь назвать домом?

Ольга: Сейчас у меня слово «дом» вызывает болезненные ощущения. Съемки в Америке, путешествие по миру сдвинули мои представления о доме, я запуталась в своих ощущениях и не знаю, где же именно я хочу осесть. Надо еще немного покататься по миру, чтобы определиться, где же мне лучше всего.

\